ЧитаютКомментируютВся лента
Это читают
Это комментируют

Новости и события в Закарпатье ! Ужгород окно в Европу !

Для нелегалов Украина — последний бастион на пути в Европу

    01 декабря 2022 четверг
    Дорога в Европу «с черного хода» для каждого мигранта обходится в $7–15 тысяч

    Ежегодно через Украину в Европу идут тысячи выходцев из бедных стран. Мы для них транзитное государство. Попадают они в пределы наших границ либо через Россию, либо (если у нас с их странами безвизовый режим) напрямую.

    Национальный состав самый различный. Разве что латиноамериканцев нет. А так идут все — из Африки, Индии, Бангладеш, Афганистана, Кавказа и Средней Азии. В последнее время (из-за войны) из Сирии и Ливии. Скажем, в 2011 году украинскую границу пересекли тысяча ливийцев, а за девять месяцев этого года — уже 1,8 тысячи.

    По всем нашим западным рубежам в этом году задержали больше полутысячи нелегалов. Чаще всего нарушителей границы ловят в Закарпатье, на украинско-словацком участке (здесь горы — а через них, считают нелегалы, легко пройти незамеченными). Впрочем, эти неудачники в Украине не задерживаются — они снова штурмуют границы.

    — Тех, кто просит вид на жительство или статус беженца, направляем в миграционную службу, — рассказал нам и. о. начальника отдела по работе с иностранцами Чопского погранотряда Сергей Курдельчук. До полугода нелегалов могут держать во временном приюте на Закарпатье, а затем, если они не получают статуса, должны выдворить из страны. На деле денег на содержание мигрантов и билет домой у государства нет, и многие незаконно остаются в Украине, а потом снова штурмуют границу.

    — Некоторых нелегалов уже знаем в лицо — ловим их по несколько раз. Да что там! На границе «вырастают» дети! Бывает, женщины прорываются беременными, затем у них в приютах для нелегалов рождаются дети, и они с ними снова и снова пытаются перейти границу, — рассказал «Репортеру» закарпатский пограничник Дмитрий.

    Границу переходят группами по 10–20 человек. Раз в два-три дня, говорят пограничники, попадается такая компания.

    — Иногда они даже не знают, в какой стране сейчас находятся, никогда раньше не слышали об Украине, — продолжает Дмитрий. — Их цель — Германия или скандинавские страны, где есть большие диаспоры их земляков. Там беженцам платят хорошую материальную помощь — чем больше детей, тем больше они получают. Поэтому, конечно, Запад для них как рай. Они готовы прорваться туда всеми правдами и неправдами.

    У нас им делать особо нечего, богатых диаспор в Украине нет, а значит нет и работы. Поэтому опасения, что мы станем отстойником для мигрантов, в погранслужбе не разделяют, все равно «транзитчики» будут стараться покинуть нашу страну. По крайней мере до тех пор, пока они не войдут в какой-то местный системный бизнес, обрастут связями и крышей. Но пока этого не наблюдается.

    Мигрантов перевозят в автобусах и грузовиках. Некоторые так и едут через границу в тайниках фур: лежат тихонечко штабелями. Однажды группа из двух десятков бангладешцев чуть не задохнулась в таком «мигрантском» фургоне. Но большинство предпочитает идти пешком по «зеленке» (на языке пограничников — лесные тропы вдали от сел и пропускных пунктов. — «Репортер»).

    Дорога в Европу «с черного хода» для каждого мигранта обходится в $7–15 тысяч, которые они платят проводникам.

    — Недавно мы задержали группу нелегалов из Афганистана, так они рассказали, что на четверых отдали около $60 тысяч. Перед этим двое сирийцев признались, что заплатили $30 тысяч на двоих, — поведал нам начальник пресс-службы Чопского погранотряда Роман Павленко.

    Дороже всего стоит последний барьер — переход границы Украины со странами Евросоюза, который зачастую заканчивается плачевно. Кого-то ловят пограничники и отправляют во временный приют для нелегалов, другие погибают во время тяжелого похода (в сентябре 2007 года вызвала резонанс трагическая история чеченки Камисы Джамалдиновой, которая во время нелегального перехода через границу лишилась трех дочерей — девочки замерзли в горах неподалеку от украинско-польской границы).

    — Весной в пограничных горах находим тела замерзших нелегалов. Мы их называем «подснежниками», — говорит пограничник Дмитрий.

    Бизнесом по переправке в Европу нелегальных мигрантов, приносящим в месяц сотни тысяч долларов, руководят международные преступные группировки. В Украине в роли проводников часто выступают земляки нелегалов, давно осевшие в нашей стране и знающие здесь все ходы и выходы, или местные из приграничных сел.

    Иштван М., например, уже девять лет живет с бизнеса по переправке нелегалов.

    — Каждый месяц через закарпатскую границу проходят «незамеченными» больше тысячи мигрантов. Лично я провожу 5–10 групп в месяц, с каждой получаю 100–300 баксов (сумма зависит от количества человек). В этом бизнесе у каждого своя четкая такса: руководители, которые везут нелегалов с восточной Украины до Закарпатья и все организовывают, имеют $1 500–3 000. Сотню долларов платят водителям, перевозящим группы беженцев в специальных тайниках в кузове грузовиков. Еще $50–100 перепадает хозяевам домов в приграничных селах, где нелегалов прячут до перехода границы. Те живут и кормятся на «хатах», пока с границы не дадут «зеленый свет».

    — С погранцами у нас все схвачено, — продолжает Иштван М. — «Свои» люди на границе за $200 с группы сообщают время смены караула на украинской и словацкой стороне, и мы в это окно проскакиваем (обычно это полчаса — сорок минут). Ловят группы тех проводников, которые не хотят делиться, да и необходимы же задержания для отчетности. Но и тогда можно откупиться, правда, это уже обойдется намного дороже — $1 500 с нелегала (хотя в погранслужбе обвинения в причастности к крышеванию переправки нелегалов отметают).

    — С «клиентами» я общаюсь на языке жестов. В начале «карьеры» было их очень жаль — перепуганные, измученные люди. Некоторые даже продают свои органы, чтобы попасть в Европу. С годами я стал циником — жалость прошла. Веду их ночью лесами до границы, а дальше они уже сами. У некоторых проводников есть тепловизоры, которые могут засечь ночью посторонних людей и позволяют нам вовремя спрятаться. Я же ориентируюсь на шорох листьев, знаю каждый кустик. По ту сторону границы группу встречают проводники. Большинство нелегалов идут в Словакию — это самая популярная среди них страна. Местные законы лояльны к беженцам: если их ловят — арестовывают на месяц, а затем отправляют в открытый лагерь, из которого легко сбежать.

    — Некоторые коллеги — те еще «сусанины». Они не заморачиваются и приводят группу нелегалов в чисто поле — мол, вон за теми деревьями Словакия. Бросают людей, а те, растерявшись, бредут куда глаза глядят: попадаются в руки пограничников или теряются в горах-лесах. Еще «наш брат» может разыграть перед нелегалами целый спектакль: за пару километров от границы ставят полосатые столбы, протягивают колючую проволоку и якобы переходят границу. Мигранты расплачиваются — проводники исчезают.

    Пойманных нелегалов до решения их судьбы в миграционной службе отправляют в пункт временного содержания беженцев. На Закарпатье такие приюты есть в Мукачево и Перечине. В мукачевском, например, сейчас живет больше полусотни выходцев из семи стран. География поселенцев широкая — Сирия, Афганистан, Ирак, Эфиопия, Эритрея, Кот-д'Ивуар, Шри-Ланка. Почти половина из них — дети. Пятеро ребят постарше ходят в местную школу и уже сносно говорят на украинском и русском языках.

    Как рассказал нам заместитель директора пункта Петр Росола, нелегалы живут свободно — могут выходить в город, только возвращаться обязаны до 23:00. На питание государство выделяет 15 грн в день на каждого: на общую сумму администрация покупает продукты, а люди сами готовят (среди нелегалов большинство мусульман, поэтому свинину они не едят). На госпомощь, ясное дело, не прокормишься — выживают благодаря волонтерам, которые помогают с одеждой и продуктами.

    А еще в приюте есть свой парник с овощами, за ним ухаживают сами беженцы.

    По закону находиться в пункте для беженцев можно не больше полугода, но семьям с детьми и несовершеннолетними этот срок продлевают. Некоторые в Мукачево уже «прописались».

    Афганец Карим Гафури с женой и дочками живет в приюте два года. Столько же обитает там 17-летний сомалиец Али Ахмед Ассаме, который получил статус беженца, уравнивающий его в правах с украинцами. Но таких счастливчиков единицы. По данным управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев в Беларуси, Молдове и Украине, ежегодно статус беженца в Украине просят около 1,5 тысячи человек, а получают «корочку» не больше полутора сотен. Вместо этого миграционная служба выдает временные справки, которые нужно ежемесячно продлевать.

    Большинство мигрантов уверяет, что хотели бы пойти учиться и работать, вот только негде. 18-летний сириец Мустафа Хамами, которого полтора месяца назад вместе с мамой, братом и его женой поймали на Закарпатье, тоже подал документы в миграционную службу на получение статуса беженца. Парень хотел попасть к старшему брату в Швецию.

    — Там хорошая жизнь, — мечтательно протягивает Мустафа на ломаном английском. В Сирии он мечтал выучиться на врача, но война разрушила его планы. В Украине сириец тоже планирует выучить язык, пойти учиться и работать.

    — Домой я точно не вернусь — там смерть, — с ужасом мотает он головой.

    Впрочем, эксперты полагают, что большинство беженцев стремятся получить статус только для того, чтобы подольше оставаться в Украине — последнем бастионе на пути в Европу, который они вновь и вновь будут брать приступом.

    Нас уже 25000 в Facebook! Присоединяйтесь!
    Интернет-издание
    UA-Reporter.com
    Письмо редактору